Царская охота

 

9 января на Алтае потерпел катастрофу вертолет Ми-8, на борту которого находились 11 человек, в том числе высокопоставленные чиновники. Фотографии с места аварии в считаные часы обошли десятки блогов, поставив официальные власти в сложное положение. Запечатленная на снимках картина однозначно говорила о том, что вместо деловой поездки чиновники устроили браконьерскую охоту на редких животных из Красной книги. Среди обломков вертолета было обнаружено три туши архаров — алтайских горных баранов, охота на которых уже много десятков лет запрещена.

«Нашим чиновникам ничто не помешало поохотиться на животное, охота на которого строго запрещена законом. У чиновников находилось при этом разрешение на отстрел горных козлов, но с ним они спокойно отстреливали архаров. Масштабы такого произвола оценить трудно, думаю, в данную минуту какой-нибудь младший брат мэра какого-нибудь Хабаровска веселится, отстреливая уссурийских тигров, и гордится ранее добытыми трофеями в высших кругах».

Примечательна также чиновническая «солидарность». К примеру, на сайте МЧС вы не обнаружите фотографий. на которых виден убитый архар.

«На сайте «Вестей» по запросу «Ми-8» — ни единой информации о браконьерстве погибших.

Из этого делайте выводы: разговоры о борьбе с коррупцией — исключительно показательно-популистская демагогия, которая не подтверждается даже на уровне освещения информации на госканалах».

«Убежден, что данному трагическому происшествию должна быть дана серьезная ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА, поскольку, по последним данным, эта авиационная катастрофа может грозить крупным политическим скандалом.

Судя по всему, данную охоту смело можно назвать браконьерской. А ведь при этом присутствовал председатель комитета по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира Республики Алтай Виктор Каймин, также погибший в этой авиакатастрофе.

Печально всё это. Похоже, действительно для нашего чиновничества всё можно, даже когда нельзя! Но если очень хочется, то можно. »

«…воспринимаю произошедшую трагедию как совершенно своевременный шанс наконец изменить систему управления и систему отношения власти к использованию ресурсов диких животных на Алтае, к управлению этими ресурсами, к реализации своих полномочий субъекта в сохранении и разумном использовании ресурсов диких животных. Это и шанс, и сигнал — надо менять ситуацию. Для этого надо честно и открыто анализировать причины произошедшего и необходимые шаги — чтобы это не происходило впредь. Ибо сейчас трагедия — из-за того, что накапливалось годами».

«Природоохранники ерзают. Кажется, влипли все!

Охота на архаров, в ходе которой на Алтае гепнулся вертолет с местным начальством и моим былым коллегой Косопкиным, оказывается, ортодоксально запрещена. С исключением любых намеков на какое-либо разрешение такой охоты.

Местное начальство пытается лепетать, что, дескать, разрешения имелись. Ибо в противном случае обвиняемыми могут быть — на том и этом свете — и само это начальство, и трагически погибший московский гость. Как выясняется, пилоты и лететь на эту поганую охоту не хотели. Нет, нагнули-таки пилотов.

Плохо, когда в большие федеральные начальники (или хотя бы на должности с громкими названиями) попадают бывшие комсомолизированные машинисты тепловозов. Типа покойного Косопкина.

Зажираются и чувство меры у них заклинивает напрочь».

«Шутки шутками, но общественное мнение действительно всколыхнулось. Это пошло по газетам, по разговорам в автобусах и т. д. Вся эта история наложилась на зреющее недоверие массы населения к чиновникам, освободившим себя от контроля оппозиции и общества. «Если с Конституцией можно, то почему с Красной книгой нельзя?» — этот вопрос одного из блогеров отражает зреющий протест против вседозволенности чиновников-единороссов.

Власти Республики Алтай попали в сложную ситуацию. Попытки отрицать, что целью полета была охота, провалились. Теперь они делают акцент на том, что «всё было законно» — и аренда вертолета, и лицензия на охоту были официально оформлены. Однако и эта позиция трещит по швам: судя по всему, будет поставлен вопрос о законности существования в регионе такой системы, которая позволяла столь откровенно «ублажать» VIP-гостей за счет истребления редких животных. Очень вероятно, что в кампанию включатся влиятельные экологические организации. Власти РА будут пытаться отражать информационные атаки: опровергать «непроверенные данные» и «спекуляции».

Федеральный Центр поставлен в довольно сложную ситуацию. На фоне показной кампании по «борьбе с коррупцией» всплывает история, показывающая, как на деле с ней «боролись» представитель президента в Госдуме и его сотоварищи. На этом фоне вероятно принятие каких-то решений, ограничивающих возможность организации столь откровенных «царских охот». Вероятно, вину попытаются свалить на пилотов вертолета.

В целом вся эта история, несомненно, далеко выйдет за «природоохранные» рамки. Она станет одним из этапов осознания обществом того, какая пропасть существует сейчас между массой населения и неподконтрольными обществу чиновничьими кланами».

«Позволю себе реплику об этих архаровцах, устроивших охоту на архаров с вертолета. Фактов уже больше чем достаточно, но никакой реакции властей пока незаметно, кроме укоров в безнравственности разговоров о мертвых, понимаете. Да понимаем! Потому и не усердствуем в обличениях. «Есть Божий суд…»

Я вот сказать хочу, когда услышал, что пропал вертолет с Косопкиным (а это, между прочим, фигура в Думе позначительнее андроида Грызлова по статусу будет!), думал, что это станет главной новостью даже в спящих похмельным сном информагентствах. Ан нет. Всё как-то на тормозах. Мол, мороз, местность сложная, поиски затруднены. Завтра что-то там планируется. Ни фига себе, думаю, что-то тут нечисто. Ведь на уши должны поставить были всех! Десанты выбрасывать. Они, если остались живы, замерзнут через день! О чем там думают? На праздники хотят списать? Что это за дела вообще! Пропал в том числе один из высших госчиновников, имеющий допуск к гостайне не только с грифом «ОВ», но и. вообще страшно подумать! И как это «не могут найти»!

Теперь же всё прояснилось. Об этой охоте все, кому надо, знали. И Шойгу может кипеж не поднимать — радиомаяк не работал, безобразие. Работал, не работал. Кто знает.

Их никто и не собирался искать.

История грозила стать грандиозным скандалом, вскройся настоящая причина вертолетной «рабочей поездки». А за три-четыре дня, до «после праздников», выжившие в катастрофе, если таковые вдруг есть, дойдут на морозе. и потом можно официально скорбеть, говорить о покойных то самое хорошее, до-о-олго исследовать образцы топлива и показания черных ящиков. И никто ничего не узнает.

Не вышло. Выжившие сами рекогносцировались (GPS? ну не ГЛОНАСС же. ), сами вышли на погранцов. А потом вот появились фотографии в интернете.

Ничего, замнут как-нибудь, но.

Но в следующий раз надо поаккуратнее с такими инцидентами будут. «Умерла так умерла!»

«Меня, однако, лично интересует вот что. Чиновники летели на вертолете на охоту.

Охота на рождественские каникулы — это не служебная командировка.

Кем конкретно оплачивался фрахт вертолета?

Очень интересно посмотреть на ведомость заработной платы государственного чиновника, способного зафрахтовать вертолет для охоты на Алтае. Особенно в разгар кризиса.

Если же из федерального или местного регионального бюджета, то по какой статье расходов и вообще с какой радости?»

«Кстати, о баранах, наши чиновники еще раз показали, что им наплевать на законы. Сейчас стали очевидны факты, что велась охота с упавшего вертолета на архаров, которые давно занесены в Красную книгу. Показательно, одним из этих охотников был погибший в этой аварии глава комитета по охране животного мира правительства Республики Алтай Виктор Каймин».

«После истории с разбившимся вертолетом прочитал множество комментариев об охоте вообще и об охотниках в частности (убийцы, гореть им в аду и прочее. )

Я сам какое-то время работал переводчиком с испанского во время горных охот (руки по локоть в крови). В том числе и при охоте на архара (точнее, баран Марко Поло). И хочу сказать несколько слов в защиту профессиональной охоты.

Существует кодекс охотников. Охотник никогда не убьет самку или молодое животное. Цель охоты — трофей. Как правило, это старый баран — просто потому, что у него самые большие рога. Это довольно дорогое удовольствие — стоимость лицензии на отстрел этого барана (одной бумажки) около 15 тыс. долларов. Эти деньги идут в фонд охраны природы. На эти же деньги егеря, охраняющие животных, закупают бензин, обувь, продукты, радиостанции и могут выполнять свою работу.

Не будет егерей — баранов просто перестреляют на мясо жители горных аулов.

И в год выдается всего несколько десятков лицензий на отстрел.

Кроме того, существует CITES. Конвенция по международной торговле вымирающими видами дикой фауны и флоры. Ни одна таможня нормальной европейской страны (или США) не пропустит трофей, на который не будет документов. Если же животное находится в Красной книге — это сразу подсудное дело. А к мужчинам, которые летят с огнестрельным оружием, отношение на таможне очень серьезное.

Кроме того, это еще и тяжелая работа. Однажды в Туркмении мы четыре дня искали крупного барана. Попробуйте побегать по горам с оружием и снаряжением на высоте 4—4,5 километра. А охота может продолжаться и неделю, и две.

На фотографии не охотничьи трофеи. Рога на Памире валяются на земле в избытке. И разумеется, охота с вертолета во всем мире запрещена».

 



  • На главную
  • [© 2014 Охота