Конная охота

 

Трель телефонного звонка разорвала ночь на две части, на «до» и «после». Не люблю ночные звонки. Они редко несут добрую весть. Гораздо чаще за ними следуют неприятности. Интересно, кому я понадобился в четыре утра первого января?

-Слушаю.

-Привет. Спишь? - Задал риторический вопрос Петрович. Разбудить ни свет, ни заря — для него обычное дело. Но в новогоднюю ночь - это уже, по-моему, перебор.

-Петрович, ты на часы смотрел? У тебя совесть есть.

-На часы смотрел. Совести нет. Кстати, с Новым Годом. Собирайся на охоту, через два часа выезжаем. Будем зайцев гонять. Через неделю сезон заканчивается, а у нас путёвки не закрыты.

-А кто еще поедет?

-Эээ. ну кто. я, ты. и. и всё. Только до тебя и дозвонился. У остальных трубку жены поднимают, ругаются сильно. Короче, возражения не принимаются, слушай план на охоту.

Сама по себе идея была заманчивой: едем к нашему кунаку, чабану Али, на кошару, пересаживаемся на лошадей и охотим зайцев с подъезда. Которые, по словам Петровича, уже ждут нас, построившись в колонну по четыре. И жарко спорят за честь попасть в рождественское рагу. У этого плана был один, но существенный недостаток: я никогда не охотился с лошади. Петрович, кстати, тоже про такую охоту только слышал. Откровенно говоря, наездник из меня — как пуля из … пластилина. Здравый смысл кричал «Это безумие!», авантюризм шептал «Попробуй, почему нет?». Новая, неизвестная охота всегда интересна. В общем, я согласился.

С самого начала всё пошло не так. Выезжая со двора, встретили бабку с черным котом и пустым ведром. Затем, на выезде из города, сонный гаишник никак не мог уразуметь, куда в столь ранний час направляются два абсолютно трезвых вооруженных человека. Долго обнюхивал нас и, зачем-то, собак. Собаки тоже нюхали гаишника, морщились и чихали. Этих предзнаменований нормальным людям уже хватило бы, чтоб вернуться домой, в тепло и уют. Но мы же ненормальные, мы же охотники. Наш принцип — жену, шашку и принятое решение — не переменять!

Добравшись до кошары, подкрепились вареным курдюком с тузлуком, запили крепким сладким чаем. Курдюк — это жировая подушка рядом с хвостом у специальной, курдючной породы овец. А тузлук — соус из айрана с солью. Летом в него еще добавляют чеснок и зелень. Очень, доложу я вам, выгодная пища. Употребив бутерброд из домашней лепешки с курдючным салом, можно полдня бегать по полям, не чувствуя голода.

Али поймал и оседлал двух лошадей. Мне достался молодой хитрый жеребчик, косивший лиловым глазом, а Петровичу — старая невысокая кобыла с отвислым пузом. Хозяин сказал, обе лошади смирные, к седлу и выстрелам привыкшие. Вводный инструктаж был кратким, но понятным:

-Тут всё просто, как в машине. Тянешь правую вожжу — едешь вправо, левую — влево, обе вместе — это тормоз, останавливаешься.

-Али, а где акселератор?

-Пощекотать ему брюхо пятками.

Взгромоздились на лошадей. Кобылка под Петровичем прогнулась, выпустила струю газов и тяжело вздохнула. Наверное, от груза ответственности. Или потому, что в седоке было не менее 120 килограмм. Со стороны Петрович был похож на Санчо Панса на ишаке-переростке. Тут случилась очередная неприятность. Собаки наотрез отказались охотиться в одной компании с лошадьми. Сказали, что на пушечный выстрел к этим храпящим дурнопахнущим монстрам не подойдут. Городские, лошадей раньше не видели, что с них возьмешь. Решили собак с собой не брать. Оно может и к лучшему: Али сказал, недалеко видели волчью стаю, есть риск потерять помощников. Ну, поехали.

Петрович направился в ближнюю балку, мне выпало ехать в дальнюю. Широкие внизу, при выходе в долину, они разрезают отроги хребта, как нож яблочный пирог, карабкаются вверх, становясь всё уже и мельче. Дно поросло камышом, терновником и ежевикой. Вот в этих-то зарослях и прячутся зайцы, лисы, куропатки и прочая живность. А километров через пять-семь балки вылазят на гриву, сходят на нет. Там мы и встретимся, перекусим, и — в обратный путь.

А хороша охота на лошади. Сижу в седле, кум королю, покачиваюсь. Тепло, тихо и ноги бить не надо. Одно огорчает — зайцев нет. Вообще нет. Даже следов. В чём-то Петрович ошибся. То ли не дождались нас зайцы, то ли в другом месте ждут. в колонне по четыре, как было обещано. Но всё равно хорошо. А тёрен какой сладкий! Лучше любой конфеты. Прибитый морозом, слегка, самую малость, вяжет рот. Наклоняюсь с коня, срываю ягоду. Благодать!

Нежданно, гирляндой китайских петард, из-под копыт жеребца взорвался гурт куропаток. Конь взвился на дыбы. Тут вдруг выяснилось, что я умею летать. Правда, невысоко. И недолго. То ли масса велика, то ли площадь несущих поверхностей маловата. Сгруппировавшись, как учили, я пал на грешную землю и незамедлительно приступил к осмотру боевых повреждений. За исключением разбитого термоса и ушиба всего организма всё было в порядке.

Так-с. А где мой Россинант? Где это подлое животное, которое сбросило меня с небес на землю, подобно тому, как Зевс обошелся с Фаэтоном. Из кинофильмов нам известно, что боевой конь просто обязан стоять, склонив голову над павшим бойцом и оплакивать потерю. Мой жеребчик, судя по всему, кинематографом не увлекался и этого не знал. А потому, бросив седока на произвол судьбы, весело тряс булками по направлению к дому. Что ж, надо и мне двигаться в ту сторону. Выйду в долину, под старой дикой грушей разложу костерок из сушняка, заварю в кружке чай из душицы и боярышника и буду ждать Петровича.

….По балке медленно спускается человек. Несёт что-то. Похоже, седло. В этих местах встретить человека — редкость. Надо подойти поздороваться. О, да это же Петрович! А почему пешком?

-Петрович, что случилось?

-Лошадь в промоину оступилась, меня в седле перекосило, подпруга лопнула. Чуть не убился. Не поймал я кобылку-то, домой поскакала. Говорил же, двойную подпругу ставить надо. А твой жеребчик где?

-Гурт поднялся, коняка с перепугу меня скинул….

-Эх, ты, наездничек…Ну, наливай чайку, попьём да и пойдём потихоньку.

Али долго рассматривал лопнувшую подпругу, сокрушенно цокал языком. Затем, дабы скрасить нам огорчение от неудачной охоты, зарезал барашка и пожарил изумительный шашлык.

А зайца мы в тот день всё-таки видели. Отъезжая от кошары домой. Это Петрович говорит, что зайца. А мне показалось – здоровенного серого кота. Хотя, приятнее думать, что это был всё-таки заяц. Ибо, если на охоте были, зверя видели, хотя бы и не добыли – то охота состоялась!

 



  • На главную
  • [© 2014 Охота